Igor Korolev (korolev) wrote,
Igor Korolev
korolev

"Государство выше права"

Это, между прочим, сказал не кто-нибудь, а Леонид Невзлин. Правда, дело было в 1995 году.


Тендер по-советски: уговор дороже денег.



Послезавтра на последний в этом году залоговый аукцион будут выставлены 51% акций НК "Сибнефть". В меню финансовых гурманов это "блюдо" считается весьма аппетитным: включенное в состав компании АО "Ноябрьскнефтегаз" входит в квартет крупнейших нефтедобывающих предприятий России, а Омский НПЗ - первый номер в стране по объему и качеству переработки "черного" золота. Несмотря на вероятные сюрпризы с "Сибнефтью", можно считать, что приватизационный хит сезона - залоговые аукционы - уже сыгран. Занавес упал и впору подводить итоги.

Выручив минимум кредитов за акции наиболее привлекательных предприятий, правительство собрало взамен полный букет скандалов. Были судебные разбирательства по иску Архангельского ЦБК, не желавшего "отдаваться" в залог. Наделало шуму снятие заявок ряда банков с аукционов по НК "Сиданко" и АО "Норильский никель". Под давлением регионов и Госкомоборонпрома указом президента в последний момент отменены аукционы по акциям авиационных АО. Компания "Евроресурсы", неожиданно выигравшая пакет АО "Нафта-Москва", спустя 5 дней была лишена ГКИ предмета влечения. Но самым громким был демарш Инкомбанка, "Российского кредита" и Альфа-банка, попытавшихся отвоевать у "Менатепа" компанию ЮКОС и тем самым оспорить негласное правило залоговых аукционов: выигрывают те, кому назначено выиграть.

Даже самый доверчивый наблюдатель, убежденный, что тендер, конкурс, аукцион по определению должны быть состязанием, не мог не заподозрить неладное. Победитель брал приз, дав за вожделенный объект лишь немного сверх стартовой цены. Помимо этого "Сургутнефтегаз" по сути выкупил себя. ОНЭКСИМбанк приобрел "Норильский никель", объединенный с ним в ФПГ "Интеррос". Банк "Империал", одним из учредителей и клиентов которого является НК "ЛУКойл", взял лот НК "ЛУКойл" на пару с ней самой. Комбинируя с маленькими АОЗТ, "Менатеп" получил внушительную - 23, 5% - долю Мурманского морского пароходства, находящегося на обслуживании банка. Страхуя друг друга, ОНЭКСИМбанк и родственная ему Международная финансовая компания поделили акционерные общества "Северо-Западное пароходство", "Новолипецкий меткомбинат", "Сиданко", "Норильский никель", в которых банки уже имели пакеты акций.

Такой способ реализации частей госсобственности Financial Times оценила без обиняков: "Передача самого ценного достояния в руки небольшой группы, занимающей привилегированные позиции, символизирует тот факт, что в России не удалось заменить коррумпированную персонифицированную политику на более прозрачную и либеральную форму управления". Эта констатация, однако, не проясняет, почему именно ОНЭКСИМу и "Менатепу" правительство позволило "сорвать банк". Ведь те же "Российский кредит". Альфа-банк и Инкомбанк - далеко не чужие в коридорах власти.

Наверное, слегка подзабылось, что идею "кредит-залог" первым озвучил Владимир Потанин на заседании правительства 30 марта. В тот день кабинет обсуждал совсем другой вопрос, а экспромты на таких собраниях в принципе исключены. Между тем глава ОНЭКСИМбанка не только "ворвался" в повестку, сказав, что банки готовы выложить 9 трлн руб. за акции неких приватизированных предприятий. но и развеял сомнения премьера, сообщив, что об идее залога уже известно Олегу Сосковцу и Анатолию Чубайсу. Другая подробность: на том памятном заседании присутствовали Михаил Ходорковский из "Менатепа" и Александр Смоленский из "Столичного".

Можно предположить, что банкирами, предварительно "прокачавшими" схему залога с первыми лицами правительства, двигали не голый альтруизм или бескорыстное радение за все банковское сообщество. Очевидно также, что дело не в мелких просчетах, будто бы допущенных "Российским кредитом", Альфа-банком и Инкомбанком, конкурировавшими с ОНЭКСИМом и "Менатепом". Проблемой "тройки" банков, по-видимому, было не то, что они вовремя не сбросили ГКО, чтобы прикупить валюту для аукциона по ЮКОСу или чуть просрочили с подачей заявки. Они опоздали, кажется, лет на пять.

Еще в 1990 году г-н Ходорковский был советником российского премьера Ивана Силаева. В том правительстве председателем КГБ был Виктор Иваненко - нынешний первый вице-президент ЮКОСа. Продолжая возглавлять "Менатеп", г-н Ходорковский в 1991 году стал правой рукой "гайдаровского" министра топлива и энергетики Владимира Лопухина - не последней ныне скрипки в ЮКОСе. Добавьте сюда, что первый вице-президент "Менатепа" Константин Кагаловский был президентом российской миссии в Международном валютном фонде, и нити, связывающие исполнительную власть с частным бизнесом, станут довольно отчетливыми. Тенденцию переплетения интересов подтверждает Владимир Потанин: выйдя из недр МВЭС, он возглавил Объединенный экспортно-импортный банк, как на дрожжах выросший на капитале учредителей - внешнеторговых объединений и экспортно ориентированных предприятий, включая "Норильский никель". Сергей Родионов, придя в "Империал" с должности зампреда Центробанка (с полугодовой остановкой в "Менатепе"), был обречен делать "всемирную историю", поскольку банк держали такие киты ТЭКа, как "Газпром", "ЛУКойл", "Газэкспорт" и т. д.

Помощник президента Георгий Сатаров объяснил скандал вокруг залоговых аукционов "примитивным отсутствием нормальной технологии делегирования государством негосударственным структурам каких-то своих функций или каких-то своих ресурсов". Но если нет гласных конкурентных процедур, то трудно упрекать главных победителей в том, что они лучше других освоили существующие правила. В ту же игру играл "Российский кредит", когда не без помощи председателя ГКИ Сергея Беляева за 500 млн руб. скупил в июне уральскую алюминиевую индустрию - 8 предприятий корпорации "Алкур". Дочерняя фирма Альфа-банка - "Альфа-эко" - втерлась в сделку "нефть-кубинский сахар" не в последнюю очередь благодаря близости Петра Авена правительственным кругам.

Думается, ОНЭКСИМбанк и "Менатеп" переиграли соперников не только потому, что чаще топтали ковры в Белом доме, на Ильинке или Старой площади. Они. похоже, год назад неплохо почувствовали конъюнктуру - жесткую денежную политику, готовность кабинета Черномырдина "убить" спекулятивные рынки, сужающиеся возможности государства инвестировать в производство. Они, судя по всему, загодя готовились к штурму индустриальных гигантов. По данным ЦБ, ОНЭКСИМбанк и его партнер МФК резко и значительно больше других нарастили валютную часть уставного капитала. За 111 квартал 1995 года оба этих банка увеличили за счет эмиссий собственную долю в своих уставных фондах на 361, 8 млрд руб. и 400 млрд руб., соответственно.

Что касается "Менатепа", то помимо длительных переговоров с ЮКОСом об инвестиционных проектах он сколотил холдинг "Роспром", куда вошли 30 предприятий с контрольным пакетом акций у "Менатепа" и еще 50 предприятий, где у банка есть пакеты разной величины. Иначе говоря, административный "танец" с властью подкреплялся устраивающей правительство рыночной подготовкой к залоговым аукционам. И уже не имело значения, подмазывали ОНЭКСИМбанк и "Менатеп" чиновников или нет: в любом случае власть сделала свой выбор. Поэтому так дружно гг. Черномырдин и Чубайс. Минфин, ЦБ и ГКИ дали отпор недовольной и пригрозившей судом тройке банков.

В ответ на их демарш Сергей Беляев заявил: "Либеральный этап реформы закончился, начинается этап государственного управления своим имуществом". Председатель ГКИ, полагаю, ошибается - либеральный этап в экономике еще не начинался. Скорее всего Россия как бы вернулась в исходную точку госкапитализма, развитие которого было прервано 1917 годом. Через этапы, видимо, не дано перепрыгнуть никому, и стране предстоит доделать исторически неизбежную работу. Вектор определился еще 4 года назад, когда правительство фактически "назначало" в победители конкурсов по разработке шельфа Баренцева моря и медных месторождений Удокана компании "Росшельф" и УГК, которые контролировали крупные госпредприятия. Позднее ни один сколько-нибудь значимый проект с участием западных компаний не миновал кабинетов первых лиц правительства. Под кредитным проектом British Petroleum и Балкар-Трейдинг стоит подпись премьера Черномырдина. Создание транснациональной алюминиевой ФПГ визировал Олег Сосковец.

Госкапитализм - не верхушечное явление. Заметно сращивание власти с бизнесом и в регионах. Хотя бы для того, чтобы хранить средства бюджетных организаций, глава администрации должен определиться со "своим" банком. И он же, распоряжаясь финансами, опирается на группу доверенных фирм и предприятий на подведомственной территории.

Методы, какими проводились залоговые аукционы, являются отражением прошлого. В прошлом предприятиям надо было занять "бровку", чтобы выбить из министерства лимиты госкапвложений, а у Госснаба фонды на материальные ресурсы. А дальше межведомственная борьба продолжалась на уровне Госплана и ЦК КПСС. И если, например, Томская область, вопреки методике расчетов, получала наибольшие дотации селу, то была обязана этим секретарю ЦК Егору Лигачеву, возглавлявшему прежде местный обком партии.

Залоговые аукционы получились неким кентавром - тендером по-советски, при котором рыночные элементы соединились с административными. И ничего другого в переходной экономике не могло быть. Когда вице-президент "Менатепа" Леонид Невзлин говорит в интервью, что "государство выше права", это, конечно, режет либеральный слух. Однако это наша реальность: из прошлого нельзя выскочить, как из старых штанов.


Александр Беккер Тендер по-советски: уговор дороже денег. // Сегодня (Москва).- 26.12.1995.- 243.- C.2
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments