December 9th, 2020

kazakh

(no subject)

Игорю Королеву
от Маевского Леонида

Дорогой Игорь!
Я думаю, что имею право к тебе так обращаться, помня то, сколько лет мы с тобой знакомы. Помню тебя еще студентом, когда ты начинал свою карьеру журналиста. А я был депутатом Государственной Думы и писал закон «О связи». Ты тогда как журналист освещал это. А потом было громкое дело «Мегафона», которым ты занимался, расследовал, писал о нем, ездил на суды в Цюрих. Я все, все это помню. И статьи твои, и расследования. В период нашего с тобой общения мы могли составить представление друг о друге. Я всегда отзывался о тебе и считаю тебя глубоко порядочным, профессиональным журналистом и замечательным, дорогим мне человеком. Игорь, ты знаешь, у меня сын твоего возраста. И я всегда думал о тебе и относился с особенной теплотой.
Сейчас, как ты, конечно, знаешь, я два года в СИЗО-1 «Кремлевский централ». На меня написали три человека. Это М. Фридман, П. Авен, Г. Хан. Меня они обвиняют в вымогательстве, а это 163 ч. 3 УК РФ, это 8-15 лет строгого режима, Игорь! Ты меня знаешь и можешь ответить мне на вопросы: Где я и где вымогательства? Но так же ты знаешь этих трех людей и знаешь, на что они способны. Так что выводы и комментарии я предоставляю делать тебе. Дело в том, что у меня в марте 2019 г. при обследовании обнаружили рак. Но лечить его не давали. Это есть в материалах дела. Фридман знал об этом. И дана была команда затягивать следствие и добить меня именно таким путем. Затянуть следствие, а болезнь все сделает естественным образом. И им, т.е. М. Фридману, П. Авену, Г. Хану, это практически удалось. В декабре 2019 года мне стало совсем плохо. Меня госпитализировали. Сделали три операции под общим наркозом и выписали из больницы в «Матросскую Тишину» в СИЗО-1 умирать. В больнице №20 им. Ерамишанцева в Москве 30.03.2020 г. мне поставили диагноз «рак-прогрессирование». Но я еще жив пока.
Прошло два года после моего ареста. И тянуть следствие уже было нельзя. Начали через два года суд, и с ним особо не торопятся. Видят мое состояние, вызывают скорую. И ждут, пока все завершится естественным путем. Но я пишу тебе как журналисту и как человеку, которого знаю и уважаю, чтобы пояснить причины происходящего.
Как ты знаешь, после окончания истории с «Мегафоном» в 2008 г. и убийства Л. Рожецкина в марте 2009 года я отошел от «Альфы» М. Фридмана и стал жить своей жизнью. Я больше не хотел иметь дело с этими людьми и старался держаться от них подальше, зная их очень близко и понимая, на что они способны. Я беспокоился за свою безопасность и безопасность своих близких.
Я у «Сбербанка» выкупил компанию «Юнитайл» и стал ее активно развивать. Ты меня знаешь, я умею добиваться результата. И у меня с «Юнитайлом» все получилось. В ноябре 2018 года я получил обязывающее предложение и банкротскую гарантию от компании «Юникорн» выкупить у меня весь бизнес «Юнитайл» за $200 млн. Учитывая, что в компании у меня было 88% за минусом долга и другим подсчетам, я должен был получить порядка $100 млн. Целью моего письма является не описание моего бизнеса «Юнитайла», а несколько другое. Если тебя интригуют вопросы по «Юнитайлу» и документы, то тебе передадут доверенные мне люди. После получения обязывающего предложения от «Юникорн» 5 ноября 2013 г. на $200 млн и хищения у меня активов путем подделки документов «Альфой» на Кипре, где была зарегистрирована компания «Юнитайл» я подал заявление в полицию. Были возбуждены уголовные дела, по которым Хабаров и практически вся «А-1» садились в тюрьму. Это:
• №67807 возб. 16.12.2013 г. СУ МУ МВД РФ «Одинцовское» ч. 3 ст. 34 149 УК РФ;
• №530504 30.12.2013 СУ СУ УВД по ЦФО ГУ МВД РФ по г. Москве ч. 3 ст. 30 159 УК РФ;
• №14163097 от 28.03.2014 СУ УМВД России по г. Воронеж ч. 3 ст. 30 159 УК РФ.

Таким образом, «А-1» не удалось быстро украсть у меня компанию, и началась настоящая корпоративная война. Там была сплошная уголовка со стороны «А-1» и лично М. Фридмана. Я с ним встречался неоднократно и задавал только один вопрос: «Зачем это ему нужно?». Ответа я не получил. Игорь, если тебе это интересно, то прочитай документы по этому делу, поговори с людьми, посмотри видео, составь свое независимое мнение. Но после длительных баталий в результате которых они УБИЛИ моего директора Ольшекевича, избили меня. Возбудили уголовное дело на моего сына. Я был вынужден под давлением подписать 9 октября 2014 года мировое соглашение, по которому я все отдаю, а они закрывают уголовное дело на сына и выплачивают мне $10 млн или 350 млн рублей по курсу на тот момент. Но требовали, а точнее вымогали у меня еще денег, и причитающиеся по договору 350 млн рублей. Конечно, не выплатили. Я выиграл у них суды, которые признали следующее: уголовные дела против меня возбуждены незаконно. Не получив денег от «А-1», я уже в 2016 году подал иск в высокий суд Лондона (LCIA) на «А-1» на расторжение договора, подписанного под давлением, и требовал выплаты мне суммы $50 млн согласно оценке и обязывающему предложению, которое я получил 05.11.2013 г. от компании «Юникорн». Ты человек опытный и знаешь, что Английская процедура достаточно длительная. Еду в Лондон, суд должен был состояться в марте 2018 г. Но ответчики, т.е. «А-1», попросили о переносе, и суд перенесли на апрель 2018 г. Но так как у «А-1» не было вообще никаких вариантов в этом суде они в третий раз попросили о отложения. И суд в третий раз пошел им навстречу, и окончательное рассмотрение было назначено на 19 ноября 2018 г. Видя проигрышность позиции в суде, «А-1» обратилась провести со мной переговоры в Ницце в июле 2018 года. Я отказался по причине того, что суд в Лондоне, и переговоры нужно вести в Лондоне. Встреча была назначена на 25 сентября 2018 года в Лондоне в офисе фирмы «Фрид-Франк», которая ведет мой иск в LCIA. Перед встречей я подготовил пакет документов по имеющимся у меня неопровержимым доказательствам, мягко говоря, не совсем честного приобретения компании «Мегафон» М. Фридманом и «Альфой» в целом. Эти документы я как часть своей позиции собирался в случае необходимости для доказательства своей позиции заявить в LCIA. И им я заявил на встрече в Лондоне 25.11.2018 г. После этого были переговоры, много встреч, и был подготовлен юридической фирмой «Дибивайс», которая представляет интересы «А-1», пакет документов: три договора мирного соглашения, три пакета документов, которые закрывали все разногласия и весь конфликт. Я не особо верил в том, что А-1 и Фридман готовы договориться. Они никогда не выполняли обещанного. Тем более, что уже одно мировое соглашение с «А-1» подписали, и они его выполнили. Я продолжал готовиться к суду. В Лондоне 19.11.2018 г.
А теперь ВНИМАНИЕ: 13 ноября 2018 г. М. Фридман, именно он был инициатором встречи, в 21 ч. 30 мин. пригласил меня на товарищеский ужин в ресторан «Воронеж», который находится напротив Храма Христа Спасителя. Мы дружески поужинали. Переговорили, и он попросил меня подписать пакет мировых соглашений. Именно он, обращаю твое внимание, он попросил меня подписать это и гарантировал их исполнение. Я ему поверил! 14.11.2018 г. я приехал к нему в офис на Академика Сахарова в 11 ч. 30 мин. – все как мы договаривались. На выходе меня арестовала ФСБ. Мне предъявили обвинения в вымогательстве. Сейчас в суде меня обвинили в том, что подала иска в Лондонский суд, оплата услуг «Фрид-Франк» в млн $, является спланированным вымогательством. Но все это таковым является со стороны М. Фридмана, П. Авена, Г. Хана – таким же спланированным, организованным, как убийство ими Л. Рожецкина. И я являюсь для них свидетелем, которого необходимо убрать, Игорь!
Цель моего письма в следующем: 11.12.2020 г. (одиннадцатого декабря две тысячи двадцатого года) Никулинский суд г. Москвы будет рассматривать иск по «А-1» по мне и В. Афонькину по расторжению пакета подписанных документов 14.11.2018 г. по мировому соглашению, что меня просил подписать М. Фридман. Там отморозка полная. Беспредел полный. В тех документах все четко англичанами прописано, что юрисдикция английская. Подсудность Англии и т.д. В общем, ты знаешь, как английская фирма грамотно составляет договора. Я прошу тебя обратить внимание и заинтересоваться этим судом.
Когда я пишу это письмо, судебное разбирательство в LCIA еще не закрыто, но «А-1» всячески пытается его закрыть. Я не имею права ничего разглашать, что имеет отношение к этому суду и твердо намерен соблюдать взятое обязательство. Прошу не ссылаться на меня, тем более ничего кроме фактов, что это разбирательство идет, я тебе не сообщил и не намерен пока сообщать.
Игорь, я тебя знаю и ценю, как человека, как журналиста. И поэтому обращаюсь к тебе, чтобы ты с профессиональной точки зрения посмотрел на мою историю. На те договора, что М. Фридман побоялся идти расторгать в Лондон. На материалы, что имеются у меня в распоряжении и оглашение которых он так боится в суде в Лондоне. Ну или, они понимают, что материалы фальшивые, то чего им бояться? Пусть привлекут меня за распространение ложных сведений и судятся со мной в Лондоне. Но как опровергать видеозаписи, на которых все зафиксировано? Это невозможно. Кому и сколько, за что и как платили. Тоже невозможно.
Моя цель сегодня – постараться наладить с тобой контакт. Узнать, интересен ли тебе материал или нет. Узнать, изменил ли ты ко мне отношение.
Если интересно, то общайся с Моисеевой Ириной Николаевной. Она тебе передаст это письмо. Она даст координаты моих доверенных людей в Москве и Лондоне. Материалы, как ты понимаешь, не здесь. Если тебе интересно, то напиши мне, задай вопросы. Чтобы это было быстро, можно через ВСИН. Письмо Ирина Николаевна скажет, как отправить. Но имей в виду, что письма читает ФСБ, так что поаккуратнее, побереги себя.
Эксклюзив по материалам я отдаю тебе, Игорь! Я напишу еще Тимофею Дзятки и Анне Балашовой, попрошу их вспомнить меня и посмотреть на историю. Но тебе пишу первому, постараюсь передать тебе это послание. И материалы, и эксклюзив не их, я обещаю тебе, Игорь! Ценю тебя! Уважаю!
Несмотря на то, что не знаю твоей реакции на мое письмо, я очень рад, что написал его. Извини за почерк.


С Искренним Уважением, Леонид Маевский